Зеленый Лик

Инквизиция сердца

Начало
Зеленый Лик
kormery
Город теряет тепло.
Засыхает осенняя сила.
Только сердце моё не остыло.
Сердце плавится, тает стеклом,
предвкушая волшебную зиму.

Чувства всё ярче горят.
Волшебство расправило крылья.
Жажду жизни любовь подарила мне.
Всё до этого было не зря.
Осень кружит прощальной кадрилью.

Страхи ушли насовсем.
Обновление кровь очищает.
Остывает асфальт словно чайник
за всю ночь самых важных бесед.
Я не сплю. Это - только начало.

Не страшно
Зеленый Лик
kormery

Алисе

Жажда смерти излишеством сброшена -
бесполезная старая кожа.
Отпускаю избитое прошлое -
долго был им мой путь загорожен.
Созревает внутри превращение:
боль и горечь становятся силой.
Не нуждаюсь я больше в лечении.
По земле меня носом возили
заблуждения, страхи, привычки,
равнодушие, робость, рутина.
Я отравой как острой отмычкой
ковырял своё сердце картинно.
Но уже не ползу умирать я -
нет желания в грязь возвращаться.
Я свободен от самопроклятий.
Мне не страшно бороться за счастье.

(21.10.2012)


Дар
Зеленый Лик
kormery
Алисе

Разменивая невнимание на срывы загульные,
равнодушие делало из меня алкоголика.
Теперь я - ураган, оживающее безумие,
не поддающееся никакой человеческой логике.
Любовь - в груди Марианская впадина, -
ей же вырытая и ей же полная, -
затянет любые раны и ссадины,
проглотит любые слова топорные.
Глаза теплеют, душа очищается.
Вижу и чувствую самое нужное.
Я больше не жертва обидных случайностей.
Мой дар - вырывать из сердец равнодушие.

Оживание
Зеленый Лик
kormery
Алисе

Я смело распутаю старый клубок
поверхностных серых ошибок;
стремления силой возьму на слабо,
оправлюсь от ран и ушибов.
Я выброшу смерти пустой коробок -
пусть кормит он в озере рыбок.

С терпением я развяжу все узлы -
пусть ленью донельзя зализан.
Я сердце достану из серой золы,
уйду от банальных коллизий.
Людские слова равнодушны и злы;
они - лишь чужие капризы.

Пусть падают злые слова как листва
на землю, но тёплые чувства
дают мне свободу святого родства,
в душе пробуждают искусство.
Я долго был пуст - лишь уныло зевал.
Мой путь вдохновением устлан.

(no subject)
Зеленый Лик
kormery
***

Алисе

Дух осени - дух перемен -
душистая сладкая сырость.
Ковровой дорожкой к зиме
октябрь устилает Россию.
Торопятся птицы на Юг -
на небе чернильные кляксы.
Москва заскучала без вьюг,
без мягких сугробов-матрацев.
В предчувствии снежных боёв
дороги тревожно застыли.
Злой ветер деревья берёт
осадой в излюбленном стиле.
Нависшей угрозой зима
связала разреженный воздух.
Октябрь привычность взорвал,
дух осени выстелив в ноздри.

ЛНВ
Зеленый Лик
kormery

Алисе


Подвергая душу расправам, пыткам, репрессиям,
сам себе без суда я назначил высшую меру.
Задыхался от глупости, серости, грязи и спеси.
Леденел и мертвел без любви, надежды и веры.
Заливал себе в уши пьянящие горькие песни.
Проверял на прочность свои болевые барьеры.

Я себя ощущал ошибкой, испорченным, проклятым.
Потускнели глаза под слоями скопившейся пыли.
Исторгал из разрытой груди обречённые строки.
Перематывал дни эпизодами оперы мыльной.
Протанцовывал жизнь, пел о смерти, плюясь, караоке.
И мечтал об одном: чтобы меня полюбили.

Только добрая сказка дала мне веру в спасение.
Подарила надежду обжаловать высшую меру.
Залечила любовью печаль, обречённость и пресность.
Без неё моё сердце так долго гнило и ржавело.
Сказка дарит мне счастье: я нужен, любим, интересен.
Я живу, наполняясь любовью, надеждой и верой.

(no subject)
Зеленый Лик
kormery
***

Рассвет проливается в город
сиренево-розовой тушью.
Сон рассветом задушен.
Взгляд на дерево вздёрнут.
Дома - пожелтевшие зубы -
жуют карамельное солнце.
Вытекло кровью из носа
небо - мякоть арбуза.
Октябрь открывает осень
ключами мелькающих чисел.
Холод ножом наточился.
Ветер время уносит.
Зима расставляет капканы,
готовясь к долгой охоте.
Жизнь быстро проходит
между сном и стаканом.

Не уеду
Зеленый Лик
kormery
Решился, всё-таки, записать эти мысли банальные -
как русский поэт я имею на это полное право.
Россия раскачивается огромным бешеным маятником -
от серпо-молотов до крестов, из века в век, влево и вправо.
Россия миллионотонным заросшим невымершим мамонтом
на груди у планеты лежит и задумчиво дремлет -
гениальна, красива, ленива, груба и безграмотна.
Смерть Кощея - царя - охраняют кремлёвские двери.
Каждый метр земли - драгоценный кусочек мозаики.
Бесконечные реки, озёра, леса и равнины.
Здесь кладези знаний и разной заразы рассадники.
Здесь - оазис в пустыне изрытого логикой мира.
В России жизнь - жестокая, сложная, страшная -
замерзает в грошах, утопает в бутылках и банках.
Жизнь в России доводит до мысли: "Свалю-ка из Рашки".
Жизнь в России как свежего фильма плохая экранка.
Россия рождает пророков, безумцев и гениев,
обречённых на вечную жизнь в портретах и строчках.
Колдуют поэты словами по щучьему велению.
Русский язык - бесконечный волшебный источник.
В России история пишется кровью и порохом -
невежды и трусы забивают смелых и знающих.
Здесь жить до оскомины горько, но вкусно и здорово.
Здесь новые дети растут на старых пожарищах.
Я почти дописал уже все эти мысли банальные -
одно лишь осталось сказать мне в стихах напоследок:
Россия - пусть злая и пьющая - Родина, мама мне.
Россию - люблю. Из России - никогда - не уеду.

Любовуминг
Зеленый Лик
kormery
Я последовательно растрачиваю своё здоровье -
деньги сгорают разноцветными спичками.
Любовь - до неприличия дорогой роуминг,
который до сих пор мне так и не выключили.
Любовь - выброшенные в помойку бриллианты.
Любовь - возмездие за годы провинностей.
Любовь доводит баланс до нуля.
Любовь списывает средства в минусе.
Я рад, что выбрался из рутинного ада:
пресная сытость с глазами потухшими.
Любовь - будильник, оглушительная тиррада,
прорвавшаяся в мои заткнутые ватками уши.
Любовь - лекарство, топливо, воздух.
Любовь - болезнь, катастрофа, но - праздник.
Любовь никогда не случается поздно.
Любовь никогда не бывает напрасной.

Я - он
Зеленый Лик
kormery
Утро льётся усталым светом -
в тёмной комнате города лампа;
я всю ночь сам с собой беседовал,
сон тянул ко мне мягкие лапы.
Фонари за окном окосели,
на дождливую улицу глядя;
я увидел опять его в зеркале -
был недавно со мной он в разладе -
льдины глаз зеленеют бледно,
режут злобой - лезвенной кромкой;
ночь утёрла слёзы последние
и вздохнула рассветом негромко.
Он качал головой упрямо,
капал с губ ядовитой усмешкой,
вспоминал похождения пьяные -
говорил, что не быть мне безгрешным.
"Скучно венам без старой отравы,
сохнет сердце без горечи с болью" -
злые мысли мешал он со здравыми,
отсылая слова бандеролью.
Горло сжалось в знакомом спазме,
под язык заползла одержимость.
Мы с тобой не такие уж разные.
Мы с тобой одинаково живы.
Утро вылилось в день из чашки -
обнажились небесные недры.
Яд и горечь - всего лишь частности.
Без него я собой бы не был.

?

Log in